Давно не рассказывал о жизни купленного нами в Тольятти Ikarus-280, а тут и повод подоспел. Впервые за довольно долгое время автобус вышел в свет — для смены места базирования. А так как 280-е давным-давно покинули московские улицы — выгул такого зверя по городу тоже своего рода событие (=


Традиционно по выходным мы устраивали вечера творческой интеллигенции: небольшой компанией приезжали на бывший автокомбинат №3 в Лихоборах, где автобус хранился до недавнего времени. Машину запускали и прогревали, чтобы не скучала.
В холода добавили в ещё рязанскую солярку антигель, и машина даже в морозы за -20 на удивление продолжала уверенно запускаться и тарахтеть. Компрессор с успехом накачивал давление в пневмоподвеске и тормозах, а АКБ запускала мотор в любой мороз. В общем, автобус оправдывает статус машины боевой и надёжной. Тысяча километров без вопросов для Икаруса и в самом деле не предел — и это несмотря на то, что в Тольятти его эксплуатацию остановили только с достижением пробега в миллион километров.
Миллион и для Икаруса — пробег солидный, хоть и далеко не рекордный. Особенно учитывая, что кузов за всю жизнь если и ремонтировали, то по мелочи и локально…


Почему машина в простое? Автобус всё это время дожидался получения соответствующей категории счастливым обладателем. А без категории, с привлечением знакомых водителей, нужды выезжать на нём практически не было — даже новенькие московские номера катались в багажнике легковушки. Впрочем, это был один из немногих поводов выехать в город за последнее время. Ещё в сентябре машину отогнали в ГИБДД для постановки на учёт…


Главная фишка этой машины, из-за которой мы за неё и ухватились — это категория D в оригинальном ПТС, выданном производителем, Тольяттиазотом. К счастью, в Москве наличие прицепа тоже никого не смутило: для управления этой машиной достаточно прав категории D (а у наших товарищей, допущенных к машине, открыта именно она) (=


Правда, поговаривают, что и современным гармошкам теперь в документах рисуют D, а неудобные вопросы про категорию DE задают транспортные проверяющие органы (не ГИБДД), и только относительно их коммерческой пассажирской эксплуатации…


И стоял бы автобус после этого до весны, пока мы зрели на воплощение планов и хотелок, но как всегда неожиданно нам потребовалось передислоцировать машину с насиженного места. Некая госконтора решила откусить кусочек земли автокомбината — некогда крупного "икарусного" предприятия, где работали сотни "мякишей" из Венгрии. Как эксплуатирующее предприятие автокомбинат давно расформирован, а в славном прошлом он обслуживал как заказные перевозки, так и "аэроэкспрессы" от метро в Шереметьево и Внуково.


Операция по перебазированию превратилась в увлекательный квест, лишивший меня сна на три ночи кряду. В первую ночь не уехали, потому что пневматику всё-таки прихватили морозы. Для "Икаруса", как и для любого другого приличного автобуса, отсуствие воздуха в пневмосистеме — это не только лёжка на брюхе, но и заторможенная ведущая ось — в общем, так ехать было никак нельзя. Да и все торопились на работу — думали провернуть операцию с утра, и разъехаться по конторам.
Вторая попытка сорвалась из-за рассинхрона графиков водителя и других участников; тогда решили ехать в ночь, а не ранним утром. Согласовали с принимающей стороной глубоко поздний приезд — и по коням.


На третью попытку, по принципу "сейчас или никогда", приехали в ночь со среды на четверг. Обнаружили машину стоящей в сугробе по колено — хотя руководство площадки и грозилось убрать снег ещё за два дня до этого. Хуже того — пневматика снова решила пошалить, и автобус упорно не набирал воздух в систему. Мы уже было вооружились горелками, чтобы аргументированно оживить систему, но обошлось. Терпение крепости берёт: минут через сорок после запуска мотора, воздух таки стал качаться, и мы начали решать оставшиеся проблемы…


Поперёк выезда с площадки стояла брошенная кем-то Волга 3102. Поймали обитателя соседнего вагончика — сначала он заявил, что хозяин далеко, и машину убрать некому. В два часа ночи мы уговорили его позвонить счастливому обладателю — оказалось, тот оставил на всякий случай ключи на объекте. Перегон машины был уже сущим делом техники.


Тем временем, сугроб оставался непобеждённым, но где наша не пропадала? Пока автобус грелся и потихоньку накачивал воздух, изловили на территории дикий трактор — сначала из местного "жилищника". Тракторист ковырялся в носу и заявил, что даже с оплатой услуг "приедет через часик-полтора". Подумали и побродили по автокомбинату ещё — изловили тракториста более делового — глуховатого гостя из Средней Азии, который не стал тупить, и оперативно решил нашу проблему)


У выезда из автокомбината мы обнаружили, что солярки в баке осталось едва ли на донышке. Гармошка на близлежащей заправке не помещалась никак, но деваться было некуда: на Жигулях поехали на близлежащую АЗС, закупили 40 литров солярки и канистру, и заправили автобус прямо у ворот.


Сопроводить автобус, на всякий случай, решили той же "техпомощью" — Жигулями 

Но я не сказал о главном: куда мы перевезли машину!
Как пелось в песне группы "Слот" — "Мне надо сдать себя в музей, и жить там, как экспонат")


Автобус любезно согласились принять на хранение в музее "Московский транспорт" на Рогожском валу. Кстати, наш 280.33 — самый массовый вариант 280-го не только для СССР/России, но и вообще в истории модели — в собственной коллекции музея отсутствует, хоть в Москве счёт таким автобусам шёл на тысячи. Упустили в своё время…


В его текущем состоянии, со многочисленными проблемами по косметике, в экспозицию Икарус пока не годится. Главное, что зимовку он продолжит хоть и на улице, но в сравнительно надёжном месте. Да и музей — это уже не автокомбинат, где фэйс-контроля не было никакого…


— Автобус участвовал в боевых действиях? — глядя на описание многочисленных боевых шрамов, меня спросили при оформлении акта приёма-передачи
— Нет, он всего лишь прошёл миллион километров по Тольятти — ответил я


— Там что, по нему стреляли?
— Тольятти, девяностые… Естественно!


И совместное фото на память:
Участники экспедиции: Родион Троценко — механик, Александр Лукьянов — водитель, и я — мальчик с мочалкой на голове.


На этом на сегодня всё. Как обычно — до встречи на следующей остановке (=

Источник информации: https://www.drive2.ru/b/522953294889353730/


Похожие статьи:

Музей ретро-автомобилей
Последний год советского автопрома
Необычные модели Павловского завода
Технический музей Tatra
Все интересные статьи