8 (495) 103-49-83
Ваша корзина пуста / Войти или Зарегистрироваться

Я заходил в этот старый ржавый кузов и погружался в то время

Алексей Гонтарев фото-Федор Черноусов В свои 33 года Алексей Гонтарев – известный на всю страну реставратор троллейбусов, идейный вдохновитель музея ленинградского-петербургского троллейбуса, коллекционер ретро-автомобилей и обладатель одной из самых полных коллекций масштабных моделей советских автомобилей.

В эксклюзивном интервью Classicbus Алексей рассказывает об истории создания коллекции музейных троллейбусов.

Беседовал с Алексеем руководитель Retro Bus Фёдор Черноусов.

 

Фёдор: Алексей, расскажи, с чего началось дело всей твоей жизни – когда ты впервые понял свою тягу к технике?

Алексей: Если честно – не помню. Мне кажется, что я всю жизнь этим увлекался. Ещё в детстве, когда пешком под стол ходил, я начал делать коробочки, приклеивать к ним имитацию колёс и две полоски картона, представляя, что это – троллейбус. Вообще, вся моя жизнь неразрывно связана с транспортом. Мой отец, железнодорожник, немного разбирался в автомобилях, и благодаря нему я ещё даже до школы умел отличать, к примеру, Москвич-408 от 412. Все игрушки, более менее похожие на настоящие автомобили, я выпрашивал у родителей, а затем появились модели – и всё это переросло в серьёзное, болезненное и глобальное увлечение. (Прим.: коллекция масштабных моделей отечественных автомобилей Алексея – одна из наиболее полных и крупных в Петербурге, она насчитывает около 800 единиц)

коллекция моделей Алексея Гонтарева фото-Федор Черноусов коллекция моделей Алексея Гонтарева фото-Федор Черноусов коллекция моделей Алексея Гонтарева фото-Федор Черноусов коллекция моделей Алексея Гонтарева фото-Федор Черноусов

Фёдор: Учиться ты сразу пошёл в автодорожный институт?

Алексей: Нет, я поступил в институт космического приборостроения. Мне многие говорили: «Тебе не там надо учиться», но потребовалось полтора года, чтобы я сам это осознал. Мой старший приятель как раз учился в Автодорожном институте. Когда он привёл меня туда, я поразился – везде машины, так интересно… Я твёрдо решил переводиться. Приходил с зачёткой сдавать академическую разницу, начинал беседовать с преподавателем, у того округлялись глаза: «Молодой человек, Вы, похоже, лучше меня предмет знаете!». На экзаменах по профильным предметам частенько случалось так, что я говорил до тех пор, пока меня с зачёткой с оценкой «отлично» не выставляли за дверь!

Фёдор: Модели ты начал собирать ещё в студенческие годы?

Алексей: Да. Перейдя в автодорожный, я начал подходить к моделизму с научной точки зрения. Стал изучать, какими клеями какие материалы обрабатывать, какие есть нюансы сборки, как красить модели. Тот самый приятель ко мне иногда приходил, критиковал мои технологии изготовления моделей, но уже через некоторое время я достиг такого уровня, когда он у меня начал заказывать модели. Мой другой коллега показал мне технологию, благодаря которой микроскопическую каплю суперклея можно поместить на крошечную деталь так, что получается аккуратней некуда. «Надо же, — думаю я, — как всё просто». Через месяц он приходит ко мне: «А мигалку на машине ГАИ ты делал?» Я говорю: «Конечно». «А как ты так умудрился?» — и тут я ему уже объясняю: «Да это же всё элементарно! Берёшь оргстекло, овальную форму, вытачиваешь, потом полируешь, отрезаешь, несмываемым маркером красишь деталь в синий цвет – и приклеиваешь». В общем, как у Пушкина с Жуковским – «победившему ученику от побеждённого учителя». Мы и сейчас друг у друга учимся.

Фёдор: Когда ты впервые понял, что твоя стихия – не просто автомобили, а городской общественный транспорт?

Алексей: Где-то до 95-96 года я считал себя одиночкой. Ездил по автобусным и тролейбусным паркам, по пригородам, искал там старую технику. Мне тогда казалось, что старый троллейбус – это частичка истории. Тех людей уже нет, а троллебус остался. Это была своеобразная машина времени: я заходил в этот старый ржавый кузов и погружался в то время. Мне это нравилось, как-то  изнутри шло.

та самая статья в газете Авто №      23 за 1995 год фото-Федор ЧерноусовПервым потрясением для меня стала газета «Авто» за 95 год. Летом пришёл очередной выпуск, я открыл разворот – и меня как в кипяток окунули: там был материал «По следам старых колёс». Материал был не маленький, но я заучил его наизусть и несколько дней ходил как лунатик. Оказывается, в Москве есть люди, которые восстанавливают старые автобусы и троллейбусы! И они выезжают на парад! На этой планете есть такие же ненормальные, как и я!..

Через некоторое время, когда мной был сделан ряд действительно сенсационных находок, я позвонил в московский музей, и с тех пор мы начали обмениваться знанями, опытом, деталями для техники… Дальше пошли связи по другим городам.

Фёдор: И тут ты пошёл работать в трамвайно-тролейбусное управление.

Алексей: Меня привёл в «Горлектротранс» знакомый, представил меня как человека, у которого есть хорошая база данных по местонахождению старых троллейбусов. Руководство зинтересовалось темой создания музея троллейбусов. Какие-то трамваи уже были оставлены для музея, а по троллейбусам наработок не было никаких. В течение лета мы притащили несколько тролейбусных кузовов (для меня это была летняя институтская практика – в отчёте я описывал техническое освидетельствование, процесс перевозки техники). После окончания института мне была поручена работа по поиску и восстановлению этих тролейбусов. С тех пор вот уже 10 лет я этим занимаюсь.

Фёдор: Как ты находил эти кузова?

Алексей: Ещё в 90-х годах я просто садился на велосипед и объезжал ближайшие окрестности. Смотрю – где-то  на свалке валяется ржавый кузов. Фотографирую, записываю, запоминаю. Потом я объездил все автобусные, трамвайные и троллейбусные парки, вешая объявление: «С целью создания музея просим всех, кто знает о местонахождении старой техники, откликнуться». Приходили отклики: где-то  на базе отдыха несколько троллейбусов стояли как сараи, где-то  на даче у кого-то бытовка, а там, в поле что-то  валяется… Традиция вывозить за город списанные автобусы и троллейбусы, чтобы сделать времянки, нам очень помогла.

Схема была такая. Я находил что-то  интересное, мы сами скидывались и покупали этот троллейбус. Если сумма была значительная, то скидывались всем миром, за что всем, кто принял финансовое участие или помог руками, огромное спасибо!

Фёдор: Какой самый первый троллейбус вы притащили?

Алексей: Самый первый троллейбус был ЗИУ-5Г. Эту машину я нашёл ещё в 1990 году в одном автотранспортном предприятии. Если бы тогда мне сказали, что я буду ездить на нём водителем, я бы не поверил. Тем не менее, в 2000 году мы перевезли его в первый троллейбусный парк, где он простоял полтора года, затем — на троллейбусный завод, где он стал дожидаться восстановления.

ЗИУ-5, найденный Алексеем Гонтаревым в начале 1990-х фото из архива Алексея Гонтарева транспортировка ЗИУ-5 фото из архива Алексея Гонтарева работы по восстановлению ЗИУ-5Г фото из архива Алексея Гонтарева работы по восстановлению ЗИУ-5Г фото из архива Алексея Гонтарева работы по восстановлению ЗИУ-5Г фото из архива Алексея Гонтарева отреставрированный ЗИУ-5Г на территории музея электротранспорта фото-Константин Жуков

Фёдор: А какой троллейбус был восстановлен первым?

Алексей: Это был ЯТБ.

Фёдор: Расскажи историю ЯТБ. Насколько я знаю, она просто фантастическая.

Алексей: В определённый момент я очень серьёзно заболел темой поиска и восстановления троллейбусов. 26 октября, в мой день рождения, мне позвонил приятель и говорит: «Алексей, поздравляю! Счастья, здоровья, желаю найти ЯТБ…». Мы посмеялись, я через день мне снится сон: я хожу рядом с первым троллейбусным парком и вижу, что там стоит ЯТБ. Я проснулся, рассказал об этом приятелю. Он говорит: «Лёша, у тебя поехала крыша». Через час мне звонит один известный коллекционер и говорит: «Алексей, съезди за город, в Горьковское. Мне сказали, что там стоит какой-то старый троллейбус, похоже, довоенный…». Я записал координаты, и уже в 17 часов 04 минуты я своими глазами увидел ЯТБ-1, стоящий на дачном участке…

троллейбус ЯТБ-1 обнаружен Алексеем Гонтаревым на дачном участке 28 октября 1996 года фото из архива Алексея Гонтарева Это было сродни атомному взрыву, потому что считалось, что троллейбусов ЯТБ не сохранилось.

Фёдор: Что представляла из себя эта картина?

Алексей: С 54 года в троллейбусе жили, а потом он использовался как сарай. Троллейбус был в страшном состоянии. Когда я залез на крышу, она начала шататься и запросто могла рухнуть.

Фёдор: Какая судьба ждала эту машину?

Алексей: Только через 3 года после обнаружения мы начали вести переговоры с хозяином дачного участка. В таком виде перевозить троллейбус было нельзя, его надо было максимально облегчить и упростить. Вручную сняв всю наружную обшивку, я увидел, что каркас настолько прогнил, что всё держится буквально на двух стойках. Мы привезли туда доски и сделали из них «каркас безопасности» — подпёрли и выровняли крышу. В таком виде 12 августа 2000 года ЯТБ был перевезён в город.

Николай Дмитриевич Кудренко за работой по восстановлению ЯТБ-1 фото из архива Алексея ГонтареваВ ноябре 2000 года я начал в одиночку работать над реставрацией ЯТБ. Мне дали в помощь ветерана-слесаря Николая Дмитриевича Кудренко, потом ещё двух человек – и в таком спокойном режиме мы начали работать.

В апреле 2003 года, за месяц до торжественного празднования 300-летия Санкт-Петербурга, в голову пришла мысль: а может, нам на парад техники ЯТБ выкатить? На тот момент по кузову троллейбус был уже сделан, а притащить его на парад можно было на тягаче. Но вот салон практически отсутствовал. Энтузиазма у нас был целый состав, два вагона и маленькая тележка. Я приглашал на завод работать всех, кто мог хоть чем-то  помочь: Сергей Кузьмин, Алексей Андреев, Николай Кудренко, Дмитрий Карпов и я – этот месяц мы просто прожили возле ЯТБ.

За 12 рабочих дней мы успели изготовить салон (сделали внутреннюю обшивку, остеклили, изготовили и установили сиденья – каркасы и подушки, покрасили). Помню, что вывозить на парад ЯТБ надо было в среду, а накануне, во вторник, ещё штанги даже не стояли (мы решили поставить имитацию на время парада). Приехав домой в 12 ночи, я взял эмблему ЯАЗ, которую только-только допаял, и красил её пол ночи. Утром, прилетев на завод, я стал прикручивать эту эмблему, в то время как троллейбус уже цепляли к тягачу. Меня за рулём троллейбуса уже тащили по Литейному, а я всё ещё щёткой выметал строительный мусор из кабины!

Салон ЯТБ-1 фото-Владислав Прудников Мы сделали титанический объём работы. Мы безумно устали, но эти моменты запомнились на всю жизнь.

ЯТБ-1 в процессе покраски фото-Сергей ВасильевФёдор: Когда же ЯТБ впервые после полувекового забвения поехал своим ходом?

Алексей: Спустя небольшое время после парада началась кропотливая работа по установке электрооборудования. Мы оставались в цеху троллейбусного завода вечерами, когда шум стихал, и могли сосредоточиться на работе. У нас с главным мастером по электрике Димой Карповым были бесконечные споры: я хотел, чтобы было как можно больше исторически достоверного оборудования, а он ратовал за безопасность и ремонтопригодность. В итоге мы достигли разумного баланса. При этом важно отметить, что схема электрооборудования осталась родной от ЯТБ-1. Она довольно сложная, там очень много блокировок, схемы ЯТБ-2 и ЯТБ-4 проще.

ЯТБ-1 на параде в честь дня города 26 мая 2004 года фото-Владислав ПрудниковТроллейбус ЯТБ-1 поехал 31 марта 2004 года в 20 часов 48 минут. Это ещё один знаменательный для меня день. В день рождения города 27 мая троллейбус приехал своим ходом на парад. Реакция людей на него была, как на НЛО…

восстановленный ЗИУ-682Б фото-Владимир Федоров Фёдор: Прохожие на улице оборачиваются на все восстановленные тобой троллейбусы?

Алексей: Здесь есть один интересный момент. Я ездил по городу на ЯТБ, на МТБ, на ЗИУ-5 – народ шеи сворачивает. Действительно, вид у них по сегодняшним меркам фантастический. Но когда я перегонял по городу нашу музейную «девятку» ЗИУ-9 73 года выпуска, люди всё равно останавливаются и начинают фотографировать. И вот это уже мне не понятно. Казалось бы, обычный троллейбус… Ну да, аккуратно покрашен, колёсные арки квадратные, немного иная светотехника, но основная масса прохожих никогда этого не заметит! Наверное, срабатывает что-то  на подсознании…

Фёдор: Как развивалась история восстановления других троллейбусов?

Алексей: После пуска ЯТБ за 2 года мы сделали ЗИУ-5Г 67 года. Затем начали делать МТБ-82 и параллельно троллейкар-лабораторию контактной сети КТГ-1. После этого сделали ЗИУ-9. А дальше пошли тяжёлые для музея времена, и его до сих лихорадит. Руководство не понимает, насколько бесценные экспонаты хранятся в музее, и отсюда все проблемы. На носу юбилей — 75 лет троллейбусу, но я пока даже не могу предположить, как мы его встретим.

восстановленный ЗИУ-682Б фото-Владимир Федоров реставрация МТБ-82 фото-Владимир Федоров восстановленный МТБ-82Д на Московском проспекте фото-евгений Буюкли троллейбус КТГ-1 Лаборатория контактной сети до восттановления фото-Сергей Васильев восстановенный троллейбус КТГ-1 Лабортатория контактной сети фото-Владимир Федоров

Фёдор: Какой твой любимый троллейбус и почему?

Алексей: Мне в большей или меньшей степени нравятся все троллейбусы, выпущенные до начала 90-х годов. Но приятнее всего ездить на ЯТБ. Это – моё детище. Я его чувствую от начала и до конца. Все эти трубки, штуцеры – всё сделано своими руками, можно сказать, выстрадано потом и кровью. И поэтому когда я на нём еду по городу, испытываю настоящую эйфорию.

МТБ-82Д перед транспортировкой в город фото-Владимир ФедоровПриятно ездить на МТБ-82. Этот троллейбус был найден Михаилом Жуковым под Сосново на дачном участке. При первом осмотре показалось, что машина в неплохом состоянии по кузову. На кузове сохранился номер – 226 – а это значило, что троллейбус был выпущен в начале 47 года. От хозяина участка узнали, что троллейбус стоит там с 67 года. То есть 20 лет на линии и 40 лет за городом. Готовить троллейбус к транспортировке в город пришлось в суровых зимних условиях. Мы подняли домкратами кузов, установили привезённые с завода колёса. Но первое впечатление было обманчиво — задняя часть кузова опустилась и держалась только на перегородке. Точно также, как на ЯТБ, мы подняли крышу и поставили её на деревянные распорки, после чего перетащили.

Чтобы сделать троллейбус в варианте Тушинского машиностроительного завода образца 47 года, нужно было учитывать много мелочей, что задерживало сроки сдачи. Электрооборудование восстанавливал молодой специалист Игорь Герасимов, сделал всё с первого раза без ошибок.

Фёдор: Все ли обнаруженные троллейбусы удалось вытащить и восстановить?

Алексей: К сожалению, нет. В начале двухтысячных появилось много охотников за металлоломом, и с каждым днём в моём списке выявленных троллейбусов становилось всё больше пометок «утрачено». Один раз троллейбус укатили у нас прямо из-под носа.

МТБ-82, так и не добравшийся до музея фото из архива Алексея ГонтареваСлучилось это так. В одном из дачных массивов был обнаружен по нашим меркам отлично сохранившийся МТБ-82. По кузову он был на порядок крепче всех остальных найденных нами МТБ. Привычными методами мы начали работы по подготовке троллейбуса к вывозу. Машина находилась в лесочке, откуда до шоссе было метров пятьдесят. За три дня краном мы выволокли кузов на обочину, поставили колёса и приготовили к транспортировке. На четвёртый день приезжаем на тягаче – а троллейбуса нет, только следы на асфальте. Через три километра на шоссе нашли кусок обшивки, очевидно, отвалившийся во время перевозки.

Мы вели поиски четыре дня, спрашивали у местных, ездили в ГАИ, обнюхали каждый метр в радиусе 30 км, но троллейбус так и не нашли…

Фёдор: Эта история всем нам послужила уроком…

Алексей: Да. А сколько необнаруженной техники было так же зверски увезено и распилено? Это десятки машин. Поэтому каждый раз я обращаюсь ко всем, кто будет читать эти строки: если Вы вдруг обнаружите кузов, который, возможно, раньше был троллейбусом, автобусом или трамваем – сообщите о своей находке в музей петербургского электротранспорта.

Фёдор: Насколько я знаю, помимо восстановления троллейбусов, ты занимаешься ещё и автомобилями…

Алексей: Да, но, к сожалению, на это совсем нет времени. Сейчас в моей личной коллекции 3 автомобиля Волга ГАЗ-22, один Москвич-423Н с кузовом «универсал» и микроавтобус РАФ-977Д. Но их восстановление – это уже совсем другая история.

Фёдор: Спасибо!

Алексей: Не за что! Хочу обратиться к читателям: если этот материал заинтересовал Вас так, как меня в своё время – вырезка из газеты «Авто», и Вы твёрдо решили присоединиться и помочь нам – не стесняйтесь, звоните в музей петербургского электротранспорта: (812) 321-54-04 по рабочим дням с 8 до 17 часов.

 

Автор: Фёдор Черноусов (www.retro-bus.ru), специально для Classicbus.

 

Алексей Гонтарев на троллейбусном заводе, 2003 год фото из архива Алексея Гонтарева Алексей Гонтарев и донор МТБ-82 на троллейбусном заводе фото из архива Алексея Гонтарева транспортировка донора МТБ-82 на троллейбусный завод фото из архива Алексея Гонтарева погрузка уцелевшего прицепа к МТБ-82 фото из архива Алексея Гонтарева Алексей Гонтарев (в центре) в МТБ-82 фото из архива Алексея Гонтарева

Наверх


Похожие статьи:

История микроавтобуса РАФ-977
Монстры среди монстров!
Репортаж о частном музее "МОТО-АВТО-АРТ"
Интервью с Романом Андреевым, представителем департамента Продвижения продукта ЛиАЗ, представителем Торгового Дома «Русские автобусы».
Все интересные статьи