8 (495) 103-49-83
Ваша корзина пуста / Войти или Зарегистрироваться

Интервью с директором Национального Автомобильного Музея

Эксклюзивное интервью Classicbus с директором Национального Автомобильного Музея Андреем Георгиевичем Значко-Яворским.

Андрей Георгиевич Значко-Яворский занимается изучением и сохранением ретро-техники уже более тридцатилетним лет. Его детище – Национальный Автомобильный Музей, строящийся в Ленинградской области.

Беседовал с Андреем Георгиевичем руководитель Retro Bus Фёдор Черноусов.


Андрей Георгиевич Значко-Яворский. Фото из архива Музея.

Фёдор: Андрей Георгиевич, размах и ценность данной коллекции поражают. Насколько я могу судить, здесь собрано больше отечественных старинных автомобилей, чем где бы то ни было в мире…

Андрей Георгиевич: Возможно. Сейчас наша коллекция насчитывает около 250 единиц техники в разной степени «готовности». Легковые и грузовые автомобили, автобусы, мотоциклы, тракторы, тягачи, бронетранспортёры, тягачи, а также другая техника… Это если считать комплектные образцы. А в нашем хранилище находится ещё более 600 тонн различных фрагментов, деталей, узлов и агрегатов…
74 автомобиля включены в Российский каталог музейного фонда приказом министра культуры РФ и имеют культурно-историческую ценность государственного масштаба.

Фёдор: Это просто фантастика! Наверняка, после публикации этой статьи появится немало желающих посмотреть на коллекцию своими глазами.

Андрей Георгиевич: Это исключено. Пока что комплекс музейных зданий не сдан в эксплуатацию, поэтому читатели могут лишь полюбоваться фотографиями. Сейчас мы вышли на финальный этап строительства: осталось завершить прокладку внутренних инженерных сетей здания и отделку помещений, после чего музей официально откроется. Мы планируем, что это произойдёт через полтора года, то есть осенью 2012-го. Помимо выставочных и экспозиционных площадей, здесь будут производиться рестарационные работы техники из нашего и ряда других музеев, в частности, Центрального военно-морского музея, Музея истории Санкт-Петербурга, Музея битвы за Ленинград.

Фёдор: Такая коллекция не может появиться в одно мгновение. Наверное, она собиралась не один десяток лет.

Андрей Георгиевич: Да, начало этой коллекции было положено в начале восьмидесятых, то есть её история насчитывает уже более 30 лет.

Фёдор: Но почему вдруг Вы решили заняться коллекционированием и реставрацией старых автомобилей?

Андрей Георгиевич: Когда-то давно у меня был 401-й «Москвич» 1954 года. Я приобрёл её исключительно в хозяйственных целях, каждый день на ней ездил. Можно сказать, мой первый ретро-автомобиль. Хотя в то время он был совсем не «ретро». Мне было интересно его восстановить, ведь по специальности я – инженер-механик. Затем на глаза попалась более вместительная BMW. Она была разобрана и не на ходу. Автомобиль необычный – один деревянный каркас кузова чего стоит. Её также пришлось восстанавливать, искать информацию и запчасти. В это время меня нашли энтузиасты из клуба «Самоход».


Андрей Георгиевич Значко-Яворский и его BMW. Фото из архива Музея.

Фёдор: Расскажите подробнее об этом клубе.

Андрей Георгиевич: В советское время старые автомобили были достаточно у многих. Энтузиастов всегда притягивает друг к другу. В Ленинграде это притяжение привело к созданию клуба «Самоход». Клубу было проще решать различные вопросы. Например, однажды мы скинулись и заказали 30 или 40 гаражей, которые привезли и поставили на окраине Ленинграда, регулярно проводили субботники, делились знаниями и информацией.

Фёдор: А откуда у Вас появилась эта BMW? Её кто-то  пригнал из Германии?

Андрей Георгиевич: Нет, их в послевоенное время много было. Эти машины образца 1937 года поставлялись по репарации Советскому Союзу в 1946-1949 годах. Их было очень много в учреждениях как служебных. У нас в городе в середине восьмидесятых на учёте в ГАИ таких машин стояло порядка 250 штук. Но в полностью оригинальном состоянии были буквально единицы.

Фёдор: Ваша была одной из оригинальных?

Андрей Георгиевич: Не совсем. Я на ней 6 лет ездил, буквально не слезая, каждый день. Там стоял новый «победовский» двигатель, потому что на родном жалко было ездить, коробка передач и задний мост от той же «Победы». Когда я её купил, то полностью, до последнего винта, разобрал, восстановил деревянный каркас и потом ездил на ней каждый день. Но всё же в процессе регулярной эксплуатации аввтомобиль существенно износился. К тому времени у меня скопилось ещё три таких же BMW в более сохранном состоянии (одну я обменял на тот самый первый «Москвич»), поэтому ту машину я продал.


Самый первый экспонат Музея — BMW Андрея Георгиевича Значко-Яворского. Фото — Пётр Николаев.

Как раз в это время у меня возникла идея о том, что нужно сделать полностью оригинальную машину. Можно сказать, что в это время как раз зародилась идея создания музея.

Фёдор: Что случилось с клубом в начале девяностых?

Андрей Георгиевич: Случилось то, что должно было случиться. Советский Союз кончался. Если раньше все где-то  работали, получали зарплату и могли посвящать своему хобби много времени, то внезапно приоритеты изменились. Все самые интересные машины очень быстро были вывезены из города, в первую очередь, в Прибалтику.

Фёдор: Например – что уехало?

Андрей Георгиевич: Уехали «Хорьхи», уехали 770-й «Мерседес», «Ауди»-кабриолеты, «Адмиралы» — всё то, что было в оригинале и представляло интерес. Я же, продав BMW, купил ещё один гараж, купил подвернувшиеся машины ЗИС-101, ЗИС-110, плавучий санитарный ЛуАЗ-967М (чтобы на нём по городу ездить). Потом Willys нашёл на помойке, восстановил его, на нём ещё года два ездил…


ЗИС-101. Фото — Пётр Николаев.


ЗИС-110Б с кузовом фаэтон и складной крышей. Фото — Welk.


ЗИС-110Б. Фото — Пётр Николаев.


ЛуАЗы. На переднем плане — ЛуАЗ-967М, на котором Андрей Георгиевич долгое время ездил по городу. Фото — Welk.


Интерьер ЛуАЗ-967М. Водительское место — посередине, рычаги управления-между ног. Фото — Welk.

Фёдор: Откуда Вы брали эти раритеты?

Андрей Георгиевич: Когда в этой каше вращаешься, информация сама к тебе стекается. Получалось брать технику напрямую у владельцев, без всяких посредников. Вот, например, мотоциклы. Я всерьёз мотоциклами не занимался, но товарищи-одноклубники интересовались. У нас в клубе были тогда три грузовика ГАЗ-51 (на физлицо грузовую машину тога оформлять нельзя было). На одном из них мы ездили по области за «Харлеями» — там «Харлей» у деда, тут «Харлей»… Так я их по пять штук за раз в кузове привозил!

Фёдор: Все автомобили Вы восстанавливаете в оригинальном виде?

Андрей Георгиевич: Разумеется. Историческая достоверность – превыше всего. Вот, например, этот полноприводный «Москвич»-410 1958 года, куплен был за полторы тысячи рублей, ещё полмиллиона вложено в реставрацию. Реставрация пока не закончена – на сегодняшний день нет салона, а так всё работает. Из множества имеющихся у нас деталей выбраны и установлены детали в наилучшем состоянии. Хром до блеска начищен. Под капотом – всё только оригинальное, вплоть до хомутов. Все узлы и агрегаты восстановлены до того состояния, в каком они были выпущены заводом-изготовителем. Кстати, своей очереди на реставрацию дожидается полноприводный универсал «Москвич»-411.


Полноприводный Москвич-410 до реставрации. Фото Welk.


Москвич-410 после реставрации. Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: С гражданской техникой понятно. Но как Вам удалось раздобыть столько правительственных лимузинов?

Андрей Георгиевич: Кроме «номенклатурных» ЗИС-101, ЗИС-110, ЗИМ (он же ГАЗ-12), у нас есть несколько тринадцатых и четырнадцатых «Чаек», а также «Крайслер» и «Бьюик». Основная масса представительских автомобилей была куплена в самом начале девяностых на аукционах, где распродавалось имущество госгаражей. Так у нас появились машины из Смольного, с Ленинградского телевидения…


ГАЗ-М-12 ЗиМ. Фото — Пётр Николаев.


Более 70 экспонатов Музея официально являются памятниками науки и техники I категории. Фото — Welk.


Задний диван ГАЗ-14 Чайка. Фото — Welk.

Фёдор: Почему же не нашлось других охотников купить такую пафосную машину?

Андрей Георгиевич: Во-первых, на момент покупки эти машины уже выработали большую часть своего ресурса. Во-вторых, на той же внешне красивой «Чайке» особенно не раскатаешься – она сама по себе постоянно ломается. Её нужно ремонтировать, обслуживать, а запчастей нет. Почему на них ездили? Потому что всегда было прямое обслуживание с завода. Чуть что – звонок на завод, оттуда мигом прилетает бригада с новыми запчастями, накидывается на машину и в рекордный срок её делает. А купишь просто для себя – замучаешься ездить…

Фёдор: Историю каждой машины можно слушать бесконечно. И всё же нашим читателям особенно хотелось бы узнать про Ваши автобусы.

Андрей Георгиевич: Автобусов у нас относительно немного – хотелось бы больше. Нет, например, того же ЛиАЗа, который есть в Retro Bus. Самые ценные машины – ГАЗ 03-30, ЗИС-16, ЗИС-154, ЗИС-155, ЗИЛ/ЛиАЗ-158, ЗИЛ-118 «Юность», ещё есть КАВЗ-651, КАВЗ-685, два «Чернигова», «Ныса», РАФ-2203…


Андрей Георгиевич Значко-Яворский и восстановленный ГАЗ 03-30. Фото из архива Музея.


ГАЗ 03-30 в ожидании реставрации. Фото — Welk.


ЗИС-154 в ожидании реставрации. Фото — Welk.

Фёдор: Глаза разбегаются… Обо всех машинах за один день не расскажешь! Какие из этих автобусов Вам особенно дороги?

Андрей Георгиевич: Очень много труда мы вложили в восстановление ЗИС-16.

Фёдор: Насколько я понимаю, это – единственный в мире уцелевший экземпляр…

Андрей Георгиевич: Похоже на то. На самом деле он был собран на основе трёх. Два автобуса мы нашли в садоводстве, там же, где и троллейбусы Алексея Гонтарева (Прим.: Кстати, человеком, который дал «наводку» на троллейбус ЯТБ-1 Алексею в далёком 1996 году, был Андрей Георгиевич Значко-Яворский – см. интервью с Алексеем Гонтаревым). Один из них был без двигателя, только кузов.


ЗИС-16, найденный в одном из садоводств Ленобласти. Фото из архива Музея.


ЗИС-16, найденный в одном из садоводств Ленобласти. Фото из архива Музея.


Транспортировка ЗИС-16, найденного в одном из садоводств Ленобласти. Фото из архива Музея.


Транспортировка ЗИС-16, найденного в одном из садоводств Ленобласти. Фото из архива Музея.


Транспортировка ЗИС-16, найденного в одном из садоводств Ленобласти. Фото из архива Музея.

Третий автобус мы раздобыли в болотах под Мшинской в Лужском районе Ленинградской области во время поисковой экспедиции.

Фёдор: Расскажите про эту экспедицию.

Андрей Георгиевич: Мы знали, что где-то  там, в глухих лесах есть остатки довоенного автобуса, оставленного, по-видимому, при отступлении наших войск в 1941-м году. Но точных координат у нас не было. Экспедиция длилась пять дней, но прочесать всю местность практически невозможно. И только мы собрались разворачиваться, как встретили ребят, копавших остатки войны. «Да, — говорят, — видели что-то  похожее». И показали нам дорогу. Мне рассказывали, что автобус видели ещё с кузовом, но нам удалось обнаружить только раму, да некоторые детали обшивки. Но и это было уникальной находкой. Мы погрузили раму на специальную платформу – толстый металлический лист, который тросом цепляется к тягачу – и вывезли его оттуда. Эта рама оказалась оригинальной, довоенной ЗИСовской (в отличие от рам найденных в садоводстве автобусов, которые были изготовлены после войны на одном из авторемонтных заводов), и поэтому именно она легла в основу автобуса, который вы видите перед собой.


Транспортировка рамы ЗИС-16. Фото из архива Музея.


Погрузка рамы ЗИС-16. Фото из архива Музея.

Фёдор: Деревянный кузов Вы изготавливали сами?

Андрей Георгиевич: Да, этот кузов изготовлен нами по найденным чертежам. Изготовлен из дуба с использованием сохранившихся металлических элементов каркаса. Крылья, подножки, «оперение», бампер, корпуса фар и колёса здесь полностью оригинальные.


Изготовление кузова ЗИС-16. Фото из архива Музея.


Изготовление кузова ЗИС-16. Фото из архива Музея.


Изготовление кузова ЗИС-16. Фото из архива Музея.


Изготовление кузова ЗИС-16. Фото из архива Музея.


ЗИС-16. Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: Почему работа не была закончена?

Андрей Георгиевич: Работа была приостановлена. Самая ответственная и интересная часть – изготовление кузова – закончена, осталось поставить двигатель и ходовую от ЗИС-5, а эти запчасти у нас есть.

Фёдор: Судя по фотографиям с экспедиций, работа организована по-взрослому…

Андрей Георгиевич: Ответственное дело требует ответственной подготовки. К большинству мест, где хоть что-то  довоенное сохранилось, подобраться иначе как на гусеничной технике, невозможно. Но и таких мест остаётся всё меньше. Осталось совсем немного времени, чтобы собрать остатки нашей с Вами истории…


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.


Поисковая экспедиция. Фото из архива Музея.

Фёдор: Вот этот ЗИЛ-118 – очень редкая машина. Фактически, полноценный лимузин в кузове микроавтобуса. Мотор V8, коробка-автомат, революционный дизайн…

Андрей Георгиевич: … И Большой приз Президента Французской Республики на фестивале в Ницце 1967 года. Конкретно эта машина, как видно по надписям на борту, работала на Ленинградском телевидении. До того, как её выставили на аукцион, на ней работала съёмочная группа «Телекурьера».


ЗИЛ-118. Фото — Welk.


Интерьер ЗИЛ-118. Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: А этот автобус – на шасси ГАЗ-51?

Андрей Георгиевич: Да, это КАВЗ-651.


КАВЗ-651. Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: Кузов – уже не деревянный?

Андрей Георгиевич: Нет, но дерева использовано много. Если заглянуть под днище, то там деревянные поперечины – как на грузовике.

Фёдор: Тоже на каком-то предприятии был найден?

Андрей Георгиевич: Областной Водоканал в Понтонном. Его списали в конце девяностых, и я его забрал. Он снимался в сериале «Барон» и фильме «Космос как предчувствие». Вывески и номера у него как раз с этой последней съёмки.
Ещё у нас есть два автобуса «Чернигов». Один – киносъёмочный, камерваген. Там располагается лаборатория, столы для операторов. Второй «Чернигов» — обычный пассажирский, мы привезли его прошлым летом из Краснодарского края. Он на ходу, до последнего времени работал в автохозяйстве.

Фёдор: Ваша техника выезжает? Например, на парады?

Андрей Георгиевич: Выезжает. Вот, например, в прошлом году мы участвовали в торжественных мероприятиях, посвящённых 9 мая. К празднику был подготовлен действующий макет танка Т-38 1936 года выпуска, воссозданный с использованием подлинных фрагментов, найденных на местах боёв за оборону Невского пятачка. Танк был поднят из Невы в районе Невской Дубровки.


Восстановленный танк Т-38.Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: В нём были обнаружены какие—либо останки?

Андрей Георгиевич: Да, останки одного бойца были найдены и захоронены в Невской Дубровке. Дочка и правнучка приезжали. Танк должен был переплыть через Неву. Но плавучесть у него не очень хорошая.

Фёдор: Разгерметизировался и утонул…

Андрей Георгиевич:
Это была известная операция, когда их 10 штук бросили на тот берег. Три сломались ещё на подходе к Неве, а 7 поплыли. Четыре утонуло, три доплыли и на той стороне погибли… Один из них стоит на диораме в Кировске, а один поднят поисковиками Всеволожского района, восстановлен и теперь находится здесь.

Фёдор: Андрей Георгиевич, об экспонатах можно беседовать бесконечно. И я надеюсь, после открытия музея мы сюда вернёмся ещё не раз. Какой самый необычный экспонат музея?

Андрей Георгиевич: Трудно сказать, каждый экспонат по-своему уникален. Однако мало кто рассчитывает увидеть здесь настоящий железнодорожный мост. Тем не менее, на нашей площадке находится один из знаменитых Американских мостов через Обводный канал, построенных по проекту инженера Николая Белелюбского в начале 20 века. Целое столетие он служил переправой для железнодорожных составов, следовавших из Москвы в Петербург. В 2006 году началась реконструкция мостов, и мы забрали один из них. Сейчас металлоконструкции отпескоструены и покрыты защитным грунтом, а в будущем мы планируем восстановить мост в его первоначальном виде.

Фёдор: Расскажите о концепции Национального Автомобильного Музея – какие цели стоят перед Вами?

Андрей Георгиевич: Наш музей является, прежде всего, научно-реставрационным центром. Здесь изучается и восстанавливается отечественная техника. У нас большая реставрационная зона – электроучасток, участок топливной аппаратуры, агрегатная, инструменталка и так далее… Мы продолжаем вести поисковую работу, постоянно поступают новые фрагменты техники.
Всё это делается ради воспитания патриотизма будущих поколений.


Запасники Музея. Фото — Пётр Николаев.

Фёдор: Андрей Георгиевич, спасибо! Ваше коллекционное дело – пожалуй, самое масштабное из всех, что я видел. Удачи!

Андрей Георгиевич: Приходите следующей осенью. Мы будем рады посетителям!


Москвичи. Фото — Пётр Николаев.


Полноприводная Победа ГАЗ М-72. Фото — Welk.


Интерьер полноприводной Победы ГАЗ М-72. Фото — Welk.


Подкапотное пространство ГАЗ-21 Волга после реставрации. Фото — Пётр Николаев.


Интерьер ГАЗ-51 с консервации. Фото — Welk.


Полуторка УралЗИС. Фото — Пётр Николаев.


Легендарный Studebaker US6 1943 года. Фото — Пётр Николаев.


Инвалидка СМЗ С-3А (в центре) и самоделки на её базе. Фото: Пётр Николаев.


Трактор Сталинец. Фото — Welk.

Автор: Фёдор Черноусов (www.retro-bus.ru) специально для Classicbus


Похожие статьи:

Фотоотчет - Будапешт 2015
Автобусы-гостиницы...
Известный и неизвестный Икарус-250
В автобусах становится тесно. (Из книги М.Егорова «История Московского Автобуса»)
Все интересные статьи